2.

***

В "Древнем патерике", сборнике жизнеописаний отцов церкви, есть рассказ об одном воине, который спросил старца:"Принимает ли Бог раскаяние?"
Старец ответил вопросом на вопрос:"Если у тебя прорвется плащ, выбросишь ли ты его?"
"Нет! - сказал воин. - Я его зашью". - "Если ты так щадишь свою одежду, то не пощадит ли Бог Свое творение?"

/Протоиерей Аристарх Егошин/
2.

Ю. Семёнов. Бриллианты для диктатуры пролетариата

- А вот ты когда из Библии-то читал, так ведь там не сказано, что Бог звал против законной власти...

- Ничего подобного... Тот же Иоанн говорил: "Сколько славилась она - это он о Вавилонском царстве - и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей!.. За то придут в один день на неё казни, смерть, и плач, и голод, и будет она сожжена огнём, потому что силен Господь Бог, судящий её... И восплачут и возрыдают о ней цари земные, блудодействовавшие и роскошествовавшие с нею, когда увидят дым от пожаров... "

- Такого батюшка нам не излагал...

- Значит, он Библии не знает и не понимает...
2.

В. Пикуль "Честь имею"

За месяц до Первой мировой. Все повторялось и повторяется
==========================================================
"Знаменитый июльский кризис продолжался до 1 августа, но русским стало худо еще с 1 июля.

Если русский человек более или менее обеспечен, где же ему отдыхать летом? Конечно – в Германии, славной хорошим лечением, дешевыми пансионатами и культурным обслуживанием. Даже бедные земские учителя из провинции, едва сводящие концы с концами, в летние сезоны образовывали массовые экскурсии в Германию, чтобы после великой Сюзьмы или прекрасного Свияжска – приобщиться к высокой немецкой культуре и хоть раз в жизни плюнуть не себе под ноги, как это водится в России, а в специально выставленную на улице плевательницу. Знаменитые курорты давно облюбовала богатая и знатная публика, тратившая по триста марок в день, а лечебницы и клиники немецких светил были переполнены приезжими русскими, делавшими операции или залечивавшими острые формы туберкулеза. Наканец, множество русской молодежи училось в университетах Германии.
Один выстрел в Сараево – и сразу все изменилось!
Если в Вене во всем обвиняли сербов, то в Берлине указывали на русских как на заядлых поджигателей войны. Сначала ударили по их карману, разменивая деньги по самому низшему курсу. Потом перед ними закрыли банки, и русские были рады пообедать уличной сосиской. Спать не давали резервисты, горланившие по ночам воинственные песни…
Еще вчера милые и услужливые, хозяева отелей сразу превратились в первобытных хамов. Заодно с полицией они вышибали русских на улицу. Из немецких клиник выбрасывали русских (даже тех, кто был согнут в дугу после вчерашней операции). Туристы из России не успели опомниться, как на стенах домов появились сокраментальные плакаты, призывавшие: «Ловите русских шпионов». Приказ получен – думать не надо.
…по улице, роняя шляпу и зонтик, бежала русская студентка. Толпа настигла ее, сорвала платье. Обнаженная барышня рыдала от стыда. Полиция бросила ее в кузов автомобиля и увезла.
Берлин наполнялся самыми гнусными, мерзкими слухами:
- Русские вывозят золото из Франции…
- Русские стреляли в нашего кронпринца Генриха…
- Русские казаки уже идут на Берлин…
- Русские насилуют даже старух…
- Русские посыпают раны пленных перцем…
- Русские выкалывают глаза нашим детям…

Только в одном Берлине скопилось до 50 000 русских. Тех, кто протестовал против издевательств или вступался за женщин, таких немцы пристреливали. Мужья вступались за своих жен – расстрел, отцы за честь своих дочерей – расстрел! Униженные, избиваемые, оплевываемые, русские думали об одном – как бы поскорее закончить этот летний сезон дома. Беда людей в том, что, попав в необычные условия, оторванные от родины, лишенные денег и права переписки, русские потеряли возможность решать так, как им хочется, а решать иначе они не умели. Весь ужас был в том, что из Германии не вырваться. Немцы задерживали русских ученых, инженеров, политиков, профессуру, генералов и адмиралов. Наконец, молодых и здоровых мужчин призывного возраста без проволочек объявляли военнопленными, безжалостно разлучая их с семьями.

Потом, когда дипломатические отношения Берлина с Петербургом были прерваны, русские толпами хлынули в посольство США, но там с ними разговаривать даже не пожелали.

Многие не могли выехать из Германии, и даже страшно читать, что пережили русские актеры во главе со Станиславским, изнуренным болезнью. Затерянные в массе беженцев, они никак не могли достичь границы нейтральной Швейцарии, их гоняли с поезда на поезд, из вагона в вагон, учили ходить строем, пассажиров били, издевались над ними.
Резервисты, вооруженные карабинами, сопровождали женщин даже в уборную, а молодые офицеры устраивали частые «обыски», раздевая женщин догола. Жене Станиславского, актрисе Лилиной, офицер чуть не выбил все зубы револьвером. Рядом с нею сидела старая баронесса из Москвы, совсем дряхлая, так офицерам понравилось давать ей пощечины.

Станиславский, наблюдая, как немцы, еще вчера симпатичные и милые люди, превратились в зверей, сделал печальный вывод:
- Мы очень много рассуждали о культуре! Но теперь выяснилось, что даже в таких развитых странах, какова Германия, народ обрел лишь внешнюю культуру, под которой прячется человек с первобытными инстинктами."

В. Пикуль "Честь имею"
_________________

#Станиславский #Германия
2.

Валентин Пикуль "Честь имею"

#Пикуль #история #книги #цитаты #власть #политика

"Турки, владычествуя на Балканах, терзали славян жестоко. Но они никогда не вмешивались в дела церкви и образования. При турках в Боснии была своя семинария, учительский институт и реальное училище в Сараево, босняки сами избирали для себя священников. Габсбурги закрывали славянские школы, под предлогом соблюдения тишины запретили петь народные песни, нельзя было устраивать праздников с игрой на гуслях. Вена сама назначала в священники своих клевретов, и духовенство в Боснии потеряло давний авторитет: храмы стояли пустые, а священников освистывали на улицах.
Если усиливались католики, Вена искусственно подогревала мусульманские настроения, но стоило мусульманам взять верх над католиками, как Вена натравливала на них православных, после чего власть оставалась в руках той же Вены.

Австрийцы оценивали урожай только весною, когда цены на хлеб были самые высокие, и осенью требовали с крестьян не зерно, а...ДЕНЬГИ! Ни налет саранчи, ни град, ни проливные дожди или засуха не учитывались: кто не заплатил, того без лишних разговоров отводили в тюрьму - и сиди там, пока не расплатишься. Стоило босняку пожаловаться, как к нему являлась комиссия санитаров: найдут в доме клопа - и дом жалобщика разламывали как источник "заразы", а семья оставалась под открытым небом.

Когда же в 1897-1899 гг. начался массовый голод и люди, чтобы не умереть, кормились травой и кореньями, Вена обложила голодающих налогом в три кроны - на траву и на подземные коренья, которыми раньше в Боснии питались свиньи. Гигантские леса трещали под топором оккупантов, объяснявших порубку деревьев борьбой с разбойниками".
2.

Дж. Уинтерсон "Бремя: Миф об Атласе и Геракле"

"Выбор сюжета, как выбор любовника, - дело глубоко личное."

"Обладающие властью многого не замечают. Им нет в том необходимости. Замечают за них другие."

"Земля двевна. В ней заключено все знания мира. Она хранит память обо всем, что произошло с начала времен. О первых днях она говорит мало и на языке, которого уже никто не понимает. С течением времени ее тайнопись становится все яснее. Ее грязь и лава несут послания из прошлого. О грядущем она говорит много, но никто не слушает".

"Люди погрязли в невежестве, потому что знание убьет их. Все, что человек узнаёт, он рано или поздно обращает себе во зло.
Прометей похитил для них огонь, и что же люди сделали с этим даром? Они научились сжигать дома и посевы соседей. Хирон научил вас медицине, и что же вы стали делать? Яды. Арес дал вам оружие, и какое применение вы нашли ему, кроме уничтожения себе подобных?"

"История движется со скоростью света, и, как и свет, она придерживается прямого пути. В мире нет прямых линий. Линии, очерчивающие страницу, лгут. Они не имеют никакого отношения к геометрии пространства. В пространстве ничто не движется по прямой, и сама материя, равно как и ткань факта, искажают течение света.
...
Наука есть история. История мира есть история. Есть куча историй, которые мы без конца рассказываем сами себе, чтобы на самом деле обрести бытие."
2.

Морис Дрюон "Такая большая любовь"

"Эти "близкие друзья" часто женят тех, кто даже не знает, что помолвлен, и объявляют о чьем-то разводе раньше, чем те, кого они разводят, узнают о собственных намерениях. В любви таких "близких друзей" надо остерегаться, ибо им мало нас трактовать, они норовят дать нам установки, и в результате они помимо нашей воли заставляют нас делать то, что сами для нас и придумали".
2.

Морис Дрюон "Такая большая любовь"

"У генералов-победителей необыкновенно гибкая походка, они и в семьдесят лет взбегают по лестнице через четыре ступеньки. Государственные люди - министры, например, - до глубокой старости могут запросто не спать по нескольку ночей. То же самое и комедианты".
2.

Морис Дрюон "Такая большая любовь"

#Дрюон #цитаты #литература #книги #любовь

"Удивительное дело: если двое любят друг друга, то судьба то и дело переплетает и соединяет их пути, зачастую без всякой причины. Но когда они расстаются, та же сила, что когда-то толкала их к друг другу, начинает их загадочным образом разъединять".

Морис Дрюон "Такая большая любовь"